andrzejn: (Default)
[personal profile] andrzejn
Эволюционное развитие видоизменяет существующие системы и добавляет новые структуры поверх старых. Весьма редко убирает что-то совсем уж негодное, и совсем никогда не рефакторит выросшую путаницу. Как-то работает - и ладно. В результате наш мозг (и сознание) состоит из трёх последовательно сформированных отделов: древнейшего рептильного, лимбического (общего у млекопитающих) и новейшей коры высших приматов. Рептильный мозг отвечает за базовые функции: дышать, есть, срать, атаковать-убегать и размножаться. Это царство простых безусловных рефлексов. Лимбическая часть уже сложнее, тут живут адаптивные условные рефлексы и бессловесное взаимодействие в стае. Ну и неокортекс, собственно, думает, воображает и строит сложные модели.

У рептилий только рептильный мозг и был (и есть). Там всё просто, никакой рефлексии. Голодный крокодил видит вкусное - пытается съесть. Варан кусает жертву и терпеливо ходит следом, ожидая, пока еда ослабеет. Неразумные млекопитающие уже переживают разные эмоции, налаживают отношения и накрепко запоминают психические травмы. Приматы символизируют и разговаривают более-менее проработанной второй сигнальной системой.

Эти три слоя так и нарастают у нас друг поверх друга. При этом более нижние мозги живут так, будто никаких более верхних нет вообще. Но хитрость в том, что входы-выходы разных мозгов теперь подключены не напрямую ко всем сенсомоторным системам, а перенаправляют сигналы друг другу. В результате:

Обоняние, вкус, внутренние сигналы организма и часть тактильных ощущений поступают напрямую в рептильную часть. Она же заведует непроизвольными движениями, вроде секса, отскоков от угрозы, кусания-жевания еды при голоде и так далее. Когда мы спим, отключаются только верхние части мозга, а рептильный мозг живёт по-прежнему. Поэтому спящий человек может вцепиться зубами во вкусный оладушек, если поднести его к носу. Поэтому наши сны обычно скудно передают запахи и тактильные ощущения.

Основная часть тактильных и часть слуховых ощущений (кроме смысла речи и других условных сигналов) поступают в лимбическую часть. Плюс туда же снизу приходит разбор запахов, вкусов и состояния организма от рептилии, уже в виде импульсов-драйвов: "Вкусно! Опасно! Трахаться!" Сверху, от приматов, приходит анализ зрительного поля, сложных звуков и сложных мыслей, в виде оценок: "Это безопасный дом, это незнакомая или чужая территория, это знакомые соплеменники, это мой или чужой половой партнёр". И мозг млекопитающего реагирует на всю эту смесь условно-рефлекторно. Результат или спускается рептилии для действий (и рептилия не думает обо всех этих сложностях, а просто действует в этом полуреальном-полувиртуальном поле), или поднимается наверх в виде эмоций.

Примат со своими мыслями живёт в мире зрительных и сложных слуховых образов (эта часть слишком сложна для рептилии и зверя, лучше подать её повыше), воображаемых моделей, опосредованных обонятельно-тактильных символов (уже после обработки их нижними отделами) и эмоций. Сознание - это только часть примата. Тут мы думаем, анализируем, заморачиваемся, строим планы и произвольно действуем. То есть думаем, что действуем, а на самом деле только предоставляем результаты анализа для зверя и рептилии. Это они решают и действуют.

Иными словами, свобода воли - достаточно условный конструкт. Сознательная воля ничего не решает. Сознание только создаёт виртуальную среду для настоящих решений, которые принимает бессознательное. Люди, у которых в результате травмы определённых отделов мозга оторвана связь от эмоций и драйвов, ничего не способны решить - они только до бесконечности перебирают всё более сложные и детальные планы. С другой стороны, для решающей части нет никакой разницы между тем, что мы реально видим-слышим-нащупываем, и тем, что мы себе только воображаем.

Соответственно, куда и как заходит психотерапия.

Ароматерапия, глубокие телесно-дыхательные практики и, вероятно, глубокие трансовые состояния обращаются напрямую к рептилии. Там мало что можно перепрограммировать, но можно изменить общее настроение и направление активности.

Контактные телесно-двигательные методики, ритмическая стимуляция. арт-методы, поведенческий подход, групповая работа (психодрама, расстановки...), гипноз адресованы средней, лимбической части. В обход вербальной зоны удаётся договориться со зверем, изучить его привычки и непривычки, перестроить сложные рефлексы. Можно многое наладить в поведении, так ничего и не поняв. Непонятно, но действует.

Осознанные вербальные методы: психодинамика, гештальт, когнитивное, гуманистическое направления - разговаривают с умным приматом. Тут полное раздолье нашему сознательному разуму. Можно научиться лучше понимать эмоции и сигналы о потребностях, изучить свои рефлексы, перестроить планы и освоить новые фокусы. Но эти направления не меняют поведение напрямую. Тут мы только меняем виртуальный ландшафт, в котором чего-то хотят и действуют наши неразумные древние части. Только опосредованно.

Мораль. В каждом из направлений психотерапии изрядно всякой смутной магии, потому что никакое из направлений не ориентировано на всю психику в целом и не заходит на все уровни сразу. Сразу на всё действует только сама жизнь. Но даже для умного примата это слишком сложно.

Profile

andrzejn: (Default)
Андрій Новосьолов

September 2017

M T W T F S S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 1213 14 151617
18192021222324
252627282930 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Fri, Sep. 22nd, 2017 13:20
Powered by Dreamwidth Studios